Кага чужтан (кага ваян) обряд – родильный обряд

родильный обрядВсе значительные события в  жизни народа коми  сопровождались  особыми обрядами и ритуалами.

Среди этих событий важным было появление на свет нового человека – родильная обрядность. Забота о будущем ребенке проявлялась уже при выборе супруга, когда при сватовстве пытались выяснить, нет ли в роду жениха или невесты серьезно больных.

Если же  выявлялись  какие-то болезни, то от брака старались воздержаться. Запрещались браки между родственниками ближе 4–5 поколения.

Для благополучного течения беременности женщине не рекомендовалось привлекать к себе внимания: не носить новую красивую одежду, говорить о своем хорошем самочувствии, так как это могло  вызвать зависть. Беременной полагалось иметь при себе личный оберег (вуджöр): иголка без ушка в вороте, крестик,  острые металлические предметы, когти, зубы животных, рыб. Но особенно эффективным и потому обязательным были обереги от дурного глаза: веревочка, кусочек сети, поясок на талии, нитка с ягодкой пиона, бусы на шее, платок на голове.

В период беременности нельзя было принимать участие в похоронах, стричь волосы,  прикасаться к мужским вещам, орудиям лова, а перед родами запрещалось что-либо брать у чужих людей или отдавать. При посещении церкви  не разрешалось проходить дальше порога. Но в то же время, окружающие не должны были ни  в чем отказывать беременной в употреблении пищевых прихотей.

С приближением родов к беременной приглашали повивальную бабку – гöг-баба (пуповая бабка), бабитчысь баба (повивальная бабка). При отсутствии бабки необходимую помощь могла оказать любая взрослая женщина, присутствовавшая раньше при родах, а также муж. Обычай сохранять роды в тайне и прятаться во время родов объясняется боязнью «сглаза», «порчи», и  считалось, что чем меньше людей знает о родах, тем легче и быстрее они пройдут.

Наиболее подходящим помещением для родов считались хлев и особенно – баня. Сам процесс родов и роженица считались «нечистыми», поэтому их старались удалить из дома. В крайнем случае роды происходили у порога жилища.

Баню роженица должна была протопить сама, наносив дров и воды. Полки и пол устилались соломой, которая служила постелью и в первые дни после родов. В баню роженица шла босой. Рожали чаще всего стоя на коленях или сидя на корточках, держась руками за скамью или брусья.

Новорожденного подхватывала на руки бабка повитуха со словами: «Бласлöвит, Христос, кузь нэм да бур шуд, ловзяс мэд» («Благослови, Христос, долголетия и счастья, выживет пусть…»). У новорожденного перевязывали пуповину льняной ниткой или волосами роженицы, обмывали и заворачивали в старую отцовскую рубаху, чтобы отец сильнее любил. Чтобы пупок быстрее зажил, присыпали его золой. Для предупреждения сглаза и порчи коми-пермяки родившемуся ребенку на лбу сажей проводили продольную полосу или рисовали крест, а чтобы ребенок был силен и здоров, на голову клали краюшку хлеба, трижды приговаривая: «Будь здоров, будь здоров!».

После родины начинались новые этапы родильных обрядов – очистительные и крестины.  В течение  недели и ребенка,  и мать ежедневно парили в бане. С осторожностью мыли и парили ребенка: воду лили горстью так, чтобы она стекала по локтю на спину ребенку.   Сажали себе на колени, ножки парили и приговаривали:

«Ножка, ножка, бегай,
В морошковое болото,
В черничную рощу,
В грибной лес».

«Во имя Отца и Сына и Святого духа
Раба божья (называют имя) —
Йи кодь ён да ва кодь визув.
(Крепкая как лед да быстрая как вода)».

Родильный обряд

Роженица и ребенок в течение трех (иногда семи) дней оставались в бане, затем переходили в дом. С этого времени женщина принималась за свою повседневную работу, а ребенок привыкал к членам семьи. Возвратившуюся в дом роженицу  навещали близкие родственники и соседи. Гости приходили с дарами, в основном с угощеньями. Но общались они только с матерью, новорожденного ребенка особенно тщательно охраняли от сглаза и порчи, и поэтому показывали только очень близким людям. И те, кто видел ребенка, не должны были хвалить его, по крайней мере, вслух.

Родильный обряд

Для ребенка отец или дед изготавливали колыбель. Она представляла собой дощатый четырехугольный ящик, несколько расширенный к изголовью, занавешивалась тканью, на дно клали обереги – нож, ножницы, щепотку соли или втыкали иголку в полог. Колыбель подвешивалась к длинному шесту, который одним концом закреплялся к стене, а другим пропускался через железное кольцо в потолок. Снизу к колыбели прикреплялась веревочная петля, с помощью которой ее качали.

В коми языке обряд крещения переводится пыртöм (пыртчöм), можно сказать «введение» человека в веру, в среде коми  старообрядцев  — кокъяс мыськыны (омовение ног). Если не было возможности принести младенца в храм, старались пригласить священника в дом, либо крещение проводил пожилой вдовый человек (пыртысь), хорошо знающий тексты молитв. В ходе крещения давали имя ребенку. Для крещения использовали пöрт — большой медный котел. После обряда крещения, считалось, ребенок переходил под защиту Бога. Крещение является самой живучей частью традиционной родильной обрядности, все больше становится крещеных детей.

Колыбель, зыбка, люлька…

Колыбель — чудо из глубины веков, созданное с любовью для самых сладких снов младенца, которое передавалась от поколения к поколению.

Колыбель разные народы называли по-разному: зыбка, люлька, качалка, баюколка, колыска, колыбелька, зибка.

Легкая зыбка (кузовок), сплетенная из сосновых дранок, подвешивалась на черемуховых дужках к очепу и имела подножку для качания. Очеп – это длинная, гибкая и крепкая жердь, прикрепленная к потолочной матице (продольная потолочная балка). Как правило, очеп делали из молодой березы; сосновая жердь ломается, а еловая не так хорошо выгибается. Береза хорошо гнется и одновременно не трясется, и качание мягкое, без толчков. На хорошем очепе зыбка колебалась довольно сильно. В матицу (верхний брус избы) вбивали железное кольцо и вдергивали в него очеп — и тянулся он в пол-избы. На конце очепа еще гвоздь вколачивали, и веревку наматывали, чтобы зыбка не слетела. Иногда в матицу  крепился кованый крюк и на нем висела «зыбка».

Люльке придавалось огромное значение в жизни семьи, ведь люлька несёт не только практическую пользу, убаюкивая дитя; хорошо изготовленная, красивая и радующая глаз люлька предназначена радовать саму мать, чтобы она, глядя на разукрашенную колыбель, ещё больше наполнялась любовью к своему ребёнку и вдохновлялась на уход за своим чадом и его воспитание.

У большинства народов европейской части России, Сибири колыбель подвешивалась не только из соображений удобства. Верили, что приподнятый над полом ребёнок находится под покровом небесных сил.

От равномерных движений зыбки да ещё под колыбельную ребенок быстро засыпал. Колыбельная песня исполняется нежно, негромко, ее мотив однообразный, но добрый, успокаивающий, чтобы малыши  хорошо засыпали. Колыбельные песни пелись в старину без музыкального сопровождения, нараспев, они несут в себе тепло и свет, являются “оберегом”, защитой для малышей.

Если ребеночек плаксивый был, с ним рядом в колыбельку клали полено и говорили: “Расти, детонька, спокойный, как это полено!”

Строго-настрого запрещалось качать пустую зыбку: якобы ребёнок потом спать будет беспокойно. Этого поверья многие придерживаются и сейчас в отношении коляски или кроватки.

Люлька детская подвесная. Дно обито холстом. По краям люльки на металлических кольцах прикреплены

Родильный обряд

веревки, служащие для подвешивания к потолку.
Из музея станицы Боковская под Ростовым-на-Дону.

Родильный обряд

Люлька для подвещивания в жилище.
Якуты.
Российский музей Этнографии г. Санкт-Петербург.

 

 

 

Информацию о традициях и обрядах разных народов можно найти в библиотеке «Светоч» (пр. Бумажников, 36. Телефон 62-17-39)

По материалам Интернет: © http://sna-kantata.ru/istoriya-detskoy-kolyibeli-chudo-iz-glubinyi-vekov/, http://www.komi.com/folk/komi/64.htm

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика