Дурягин Федор Иванович

Моего прадеда звали Дурягин Федор Иванович. Родился он в 1923 году в деревне Глебово Вологодской области. В марте 1942 года был мобилизован в армию. В числе 200 новобранцев шел мой прадед пешком на Пинюг, оттуда – на Вологду, где формировалась сотая пехотная дивизия. Попал в 472 стрелковый полк. Потом была учеба в школе младшего командного состава, окончив  которую, вернулся  в звании сержанта в свой полк и стал командиром отделения. В июне новобранцы эшелоном  были переброшены под Воронеж. 200 км до передовой шли пешком по ночам, так как днями немецкие летчики чувствовали себя в небе полновластными хозяевами. При форсировании реки Воронеж под пулеметным и автоматным огнем противника наши потеряли больше половины батальона. Оставшиеся в живых получили приказ занять деревню в двух километрах от реки. Задание было выполнено, но какой ценой. Из 200 солдат живых осталось всего 17. В том бою мой прадед, Федор Иванович, был тяжело ранен. Вернулся  в родной колхоз, где до конца войны работал счетоводом (так раньше в колхозах называли бухгалтеров). А после войны прадед стал председателем колхоза «Рассвет». Награда нашла моего прадеда уже после войны, так как по некоторым спискам он считался погибшим. За тот бой его наградили орденом Отечественной Войны I степени. ИгнатовМоего деда звали Дурягин Федор Иванович. Родился он в 1923 году в деревне Глебово Вологодской области. В марте 1942 года был мобилизован в армию. В числе 200 новобранцев шел мой прадед пешком на Пинюг, оттуда – на Вологду, где формировалась сотая пехотная дивизия. Попал в 472 стрелковый полк. Потом была учеба в школе младшего командного состава, окончив  которую, вернулся  в звании сержанта в свой полк и стал командиром отделения.

В июне новобранцы эшелоном  были переброшены под Воронеж. 200 км до передовой шли пешком по ночам, так как днями немецкие летчики чувствовали себя в небе полновластными хозяевами. При форсировании реки Воронеж под пулеметным и автоматным огнем противника наши потеряли больше половины батальона. Оставшиеся в живых получили приказ занять деревню в двух километрах от реки. Задание было выполнено, но какой ценой. Из 200 солдат живых осталось всего 17. В том бою мой прадед, Федор Иванович, был тяжело ранен. Вернулся  в родной колхоз, где до конца войны работал счетоводом (так раньше в колхозах называли бухгалтеров). А после войны прадед стал председателем колхоза «Рассвет». Награда нашла моего деда уже после войны, так как по некоторым спискам он считался погибшим. За тот бой его наградили орденом Отечественной Войны I степени.

Потапова Светлана Юрьевна, внучка Дурягина Федора Ивановича

Моего прадеда звали Дурягин Федор Иванович. Родился он в 1923 году в деревне Глебово Вологодской области. В марте 1942 года был мобилизован в армию. В числе 200 новобранцев шел мой прадед пешком на Пинюг, оттуда – на Вологду, где формировалась сотая пехотная дивизия. Попал в 472 стрелковый полк. Потом была учеба в школе младшего командного состава, окончив  которую, вернулся  в звании сержанта в свой полк и стал командиром отделения. В июне новобранцы эшелоном  были переброшены под Воронеж. 200 км до передовой шли пешком по ночам, так как днями немецкие летчики чувствовали себя в небе полновластными хозяевами. При форсировании реки Воронеж под пулеметным и автоматным огнем противника наши потеряли больше половины батальона. Оставшиеся в живых получили приказ занять деревню в двух километрах от реки. Задание было выполнено, но какой ценой. Из 200 солдат живых осталось всего 17. В том бою мой прадед, Федор Иванович, был тяжело ранен. Вернулся  в родной колхоз, где до конца войны работал счетоводом (так раньше в колхозах называли бухгалтеров). А после войны прадед стал председателем колхоза «Рассвет». Награда нашла моего прадеда уже после войны, так как по некоторым спискам он считался погибшим. За тот бой его наградили орденом Отечественной Войны I степени. Игнатов